День прорыва энергетической блокады Ленинграда

23 cентября 1942 г. в обход линии фронта по воздушным линиям 60 кВ и кабелю 10 кВ, проложенному по дну Ладожского озера, энергия частично восстановленной Волховской ГЭС стала поступать в осажденный город. Энергетическая блокада была прорвана...

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война, а 8 сентября 1941 года гитлеровские войска заняли г. Шлиссельбург и завершили окружение Ленинграда.

900 дней героизма и мужества, невыразимых страданий, трагизма и небывалой стойкости начал отсчитывать ленинградский метроном. Кольцо блокады стало  двойным – уже в августе были потеряны все гидроэлектростанции и Дубровская ГРЭС. Прервалась передача электроэнергии с Волховской ГЭС, основное оборудование которой в октябре 1941 года было демонтировано и вывезено на Урал и в Среднюю Азию. На станции остались в работе два вспомогательных гидроагрегата по 1000 кВт, работавшие для железнодорожного узла Волховстрой и воинских частей. 

Павел Червочков, старший начальник смены Волховской ГЭС:

– Демонтаж оборудования произвели за рекордные сроки. Остались только два вспомогательных агрегата, которые питали железнодорожную станцию Волховстрой. Совсем небольшие генераторы – по 1000 кВт. Их мешками с песком обкладывали – боялись, что при бомбежке пострадают. А бомбили постоянно. Надо ведь еще понимать, работали тут, можно сказать, дети. Ребята и девушки возрастом по 14-15 лет

Здание, разрушенное попаданием авиабомбы

В самом Ленинграде подвоз топлива к городским электростанциям прекратился. Часть оборудования была демонтирована и отправлена в тыл для энергоснабжения эвакуированных предприятий. Многие энергетики ушли на фронт, а оставшиеся в условиях голода и холода продолжали работать, обеспечивая выработку возможного количества электроэнергии.

Осенью 1941 г. городские электростанции почти в полтора раза увеличили выработку электроэнергии, обеспечивая работу оборонных предприятий города для нужд Ленинградского и Московского фронтов. Были израсходованы почти все и так небольшие запасы топлива, имеющиеся в городе. Поэтому уже в декабре производство электро- и теплоэнергии резко снизилось, что привело к жесткому их лимитированию для всех потребителей.

В результате энергетической  блокады первая блокадная зима стала самой страшной – остановились трамваи и троллейбусы, в домах исчезли электрический свет и тепло, практически перестал работать водопровод, и все в условиях жесточайших морозов. Имея подробную карту города, фашисты целенаправленно бомбили все объекты жизнеобеспечения. 

Осенью 1941 г. городские электростанции почти в полтора раза увеличили выработку электроэнергии, обеспечивая работу оборонных предприятий города для нужд Ленинградского и Московского фронтов. Были израсходованы почти все и так небольшие запасы топлива, имеющиеся в городе. Поэтому уже в декабре производство электро- и теплоэнергии резко снизилось, что привело к жесткому их  лимитированию для всех потребителей.

В результате энергетической  блокады первая блокадная зима стала самой страшной – остановились трамваи и троллейбусы, в домах исчезли электрический свет и тепло, практически перестал работать водопровод, и все в условиях жесточайших морозов. Имея подробную карту города, фашисты целенаправленно бомбили все объекты жизнеобеспечения. 

В условиях такого назойливого внимания фашистов к предприятиям энергосистемы велись работы по маскировке и светомаскировке. По эскизам архитекторов Архитектурного Управления Ленсовета на всех городских станциях появились «жилые кварталы» с зелеными насаждениями, распланированные и увязанные с соседними реальными кварталами. Дымовые трубы, хорошо просматриваемые с воздуха и демаскирующие электростанции, были сняты. На одной из станций на окраине города были применена идея сокращения объемов и высот зданий при помощи раскрашенных полотнищ, уменьшающих и искажающих тени сооружений. Обширные территории складов торфа были замаскированы зеленым ковром под пашни и луга посевом овса и других быстро растущих трав на штабелях торфа  и раскраской ложных дорог. Ложные домики из дров создавали полную иллюзию деревенской идиллии.

Работники электростанций собирали остатки топлива с эвакуированных или бездействовавших предприятий, разбирали деревянные дома. Остановилось движение электротранспорта, прекратились подача воды, освещение домов и улиц.  25 января 1942 года – самый тяжелый день энергетики Ленинграда: во всей энергетической системе работала только ГЭС-1 (ныне ЭС 1 Центральной ТЭЦ ПАО «ТГК-1»), неся нагрузку всего в 3000 кВт. Топлива оставалось на несколько дней. Электроэнергию получали только хлебозавод, госпиталь и Смольный.

Зимой 1941 – 1942 гг. котел № 3 электростанции «Красный Октябрь»  (выведена из эксплуатации в 2010 году, замещена новой станцией — Правобережной ТЭЦ ПАО «ТГК-1») был переделан под сжигание фрезерного торфа, который имелся на торфопредприятиях Всеволожского района. Работа по реконструкции велась под руководством директора станции Абрама Михайловича Маринова и начальника котельного цеха Иосифа Петровича Александрова, наладку котла с топкой Т.Ф. Макарьева провел инженер энерголаборатории Сергей Степанович Зайцев. Пуск этого котла дал возможность повысить нагрузку электростанции до 21 – 22 тыс. кВт из 23 – 24 тыс. кВт, вырабатываемых системой. 31 марта 1942 года началось движение грузовых трамваев, а с 15 апреля – 6 маршрутов пассажирского трамвая.

Но главное событие самого страшного блокадного года – прорыв энергетической блокады, было еще впереди.

В декабре 1941 г. по предложению А.Н. Косыгина – уполномоченного Государственного Комитета Обороны (ГОКО) в Ленинграде было принято решение Военного Совета Ленинградского фронта и ГОКО о восстановлении Волховской ГЭС с целью осуществления передачи электроэнергии со станции в осажденный город. Приказом Наркомата электростанций СССР от 27 декабря 1941 г. № 142 работа была поручена тресту Свирьстрой.

В феврале 1942 г. в Волхов прибыли эшелоны с оборудованием станции с Урала и из Средней Азии, а 30 апреля – был пущен в эксплуатацию первый гидроагрегат. В это же время в Ленинграде был решен вопрос по электропередаче Волхов – Ленинград. По предложению ленинградских энергетиков  нужно было восстановить и частично реконструировать Волховские линии 110 кВ и линии 35 кВ, питающие торфопредприятия во Всеволожском районе, а через Ладожское озеро проложить четыре нитки кабеля напряжением 10 кВ, который можно было изготовить в городе. В сложных условиях на заводе «Севкабель», находящемся под артобстрелом врага, где работали, в основном женщины и дети, начались работы по изготовлению кабеля, названного «кабелем жизни». Более 100 км подводного кабеля марки СКС сечением 3х120 мм было изготовлено к началу августа 1942 г.

Сооружение всех объектов электропередачи Волховская ГЭС – Ленинград (Ладожской), включающей три подстанции, более 200 км воздушных линий, 5 ниток подводного кабеля, было выполнено за 45 дней вместо 56, определенных Военным Советом Ленинградского фронта. Ответственным за все работы был главный инженер «Ленэнерго» Сергей Васильевич Усов.

Трудность заключалась в том, что прокладка кабеля  должна была производиться только ночью. Близость линии фронта делала любые операции с кабелем в дневное время опасными, что подтвердилось при прокладке 5-й дополнительной нитки кабеля днем 30 октября, когда после налета авиации фашистов погибли люди, кабель и суда получили повреждения. Применение традиционных методов подводного кабеля было невозможно. Новый способ был разработан кабельщиками «Ленэнерго» И.И. Ежовым и Н.С. Тумановым и заключался в предварительном монтаже всей длины кабельной вставки в 22,5 км (более 40 барабанов) в укромном месте в бухте Морье на Ладожском озере на железной барже водоизмещением 800 т, а затем в одну проходку по озеру (1-я и 5-я нитки были уложены в две проходки) со скоростью судов 2-2,5 км в час, кабель укладывался на дно озера на глубину 18-20 м. С монтажной площадки на баржу кабель вручную подавался женщинами, буквально на своих плечах «протащивших» этот неподъемный кабель (один метр весил 58 кг).

23 cентября 1942 г. в обход линии фронта по воздушным линиям 60 кВ и кабелю 10 кВ, проложенному по дну Ладожского озера, энергия частично восстановленной Волховской ГЭС стала поступать в осажденный город.