"Не дело каждой компании ходить и отдельно чего-то просить для себя"

07.08.2009
Коммерсант

Глава ТГК-1 Борис Вайнзихер о том, где найти деньги на инвестпрограммы Энергокомпании ОАО "Газпром", купленные им в ходе реформы РАО "ЕЭС России", считаются сейчас наиболее стабильными в вопросе выполнения своих обязательств по строительству новых электростанций. У одной из них - ТГК-1 - на фоне общего ухудшения финансовых показателей всех российских ОГК и ТГК по итогам первого полугодия чистая прибыль выросла более чем в 15 раз. С чем это связано и есть ли все-таки финансовые проблемы у ТГК-1, рассказал "Ъ" генеральный директор компании, в прошлом технический директор РАО "ЕЭС России" и глава ОАО "Силовые машины" БОРИС ВАЙНЗИХЕР.

- Борис Феликсович, вы сегодня практически единственный из РАО ЕЭС, кто работает в "Газпроме". Как вам в новой команде?

- Правильнее будет сказать, что я работаю не в "Газпроме", а в структуре "Газпрома", занимающейся электроэнергетикой. Здесь собралась достаточно сильная, профессиональная команда. А работается по-разному, но интересно.

- То есть новые коллеги вам подходят?

- Мы друг друга слушаем и слышим. Мне с такими людьми комфортно, надеюсь, что и им со мной тоже.

- Когда реформировалось РАО ЕЭС, вы в этом процессе играли не последнюю роль, и "Газпром" представлялся менеджерам энергохолдинга угрозой для частного владения энергетикой. А теперь вы на его стороне. Как ощущения?

- Я действительно всегда немного с предубеждением относился к эффективности больших структур, которые управляют очень многим. Но сегодня уверенно могу сказать, что "Газпром" пришел в электроэнергетику действительно как стратегический инвестор. Большинство проектов реализуется. В 2008 году вводы генерации группы "Газпром" составили более 90% от всей введенной в России мощности, в 2009 году они ожидаются на уровне 50%.

- Выходит, под началом "Газпрома" удобно работать?

- В работе с "Газпромом" есть много плюсов. К примеру, мы перешли под его бренд и сразу стали частью чего-то масштабного и сильного. За нами надежный тыл. Я считаю, что бренд "Газпрома" пошел ТГК-1 только на пользу.

- Понятно, что вам было известно состояние ТГК-1, когда РАО ЕЭС продавало ее "Газпрому", но когда вы стали ее генеральным директором, наверное, это состояние оценили по-другому?

- В этой компании я вырос. Здесь прошло мое становление как инженера и руководителя. Поэтому говорить о том, что я ее не знал, конечно, было бы неправильно. Но должен заметить, состояние оказалось лучше, чем я ожидал. Особенно, как это ни странно, финансово-экономическое. У ТГК-1 в 2008 году была вполне нормальная прибыльная деятельность, хороший баланс. Не было больших долгов. У нас и сейчас состояние неплохое. В части операционной деятельности мы пока идем лучше, чем рассчитывали бизнес-планом. Сложнее с привлечением средств на инвестпрограмму, которая у ТГК-1 одна из самых масштабных среди ТГК/ОГК. Напомню, на 2009 год планировалось потратить на инвестиционные цели почти 40 млрд рублей. В 2008-м этот показатель был на уровне 19,7 млрд рублей.

- Какие есть идеи относительно наполнения средствами?

- Мы сейчас сделали все, что может предпринять компания сама, без привлечения акционерного капитала. Сегодня реальным ограничителем является обслуживание долга. Так, подтвержденный объем финансирования инвестиционной программы ТГК-1 на 2009 год 14,4 млрд рублей. Если бы мы говорили в мае 2008 года, то, скорее всего, обсуждали программу стоимостью минимум в два раза больше. Уже только потому, что кредитная ставка была тогда в два раза меньше. Нужны новые пути привлечения средств. Мы всерьез рассматриваем различные схемы лизинга, изучаем объекты, которые можно выделить под проектное финансирование. В июле удачно разместили облигационный заем на 5 млрд. рублей. В общем, ходим по очень широкому кругу в поисках возможностей финансирования инвестиционной программы. Дело в том, что в последние два-три года, кроме допэмиссии и денег в кошельке, которых сейчас не так много, другие способы нахождения средств были просто не нужны, не актуальны.

- А была же у "Газпрома" идея проведения еще одной допэмиссии осенью 2008 года...

- Она прописана в финансовой модели компании. Ведь первая эмиссия дополнительных акций ТГК-1 была относительно небольшой - 32 млрд. рублей. И это при громадной инвестпрограмме в 140 млрд. рублей! Поэтому проведение второй допэмиссии планировалось в конце 2008 года. Но рынок внес свои коррективы. Цена акций упала в три раза ниже их номинальной стоимости, и если проводить допэмиссию, а ее нельзя провести по цене ниже номинала, получается: акционер зачем-то увеличит свою долю по цене в три раза выше, чем на рынке. Логики в этом нет никакой. Различные способы закрытой эмиссии тоже вариант достаточно странный. Так что пока возникла пауза в этом вопросе. Мы не оставили саму идею, но пытаемся найти аргументы для наших акционеров, почему это надо сделать и в каком объеме.

Осложняет ситуацию и неудачный опыт установления тарифов на рынке мощности, который как раз коснулся газпромовских активов - станций "Мосэнерго" и нашей Выборгской ТЭЦ в Санкт-Петербурге. Совет рынка утвердил тариф на мощность для нового турбоагрегата Выборгской ТЭЦ в размере 170 тыс. рублей за 1 МВт в месяц, при этом заявка была в разы больше. Мы инвестировали в реконструкцию станции 1,3 млрд. рублей, и теперь наши выпадающие доходы по оплате мощности турбоагрегата Выборгской ТЭЦ до конца 2009 года могут составить около 100 млн рублей. Поэтому для нас актуальнейший вопрос - нормальная работа рынка мощности. Я очень рассчитываю на то, что решения на 2010 год будут другими - более прозрачными, более понятными и более адекватными.

- Какие-то объекты инвестпрограммы ТГК-1 будут перенесены?

- Пока я могу говорить только о тех объектах, которые мы точно не переносим. В июне введена в работу новая турбина 123 МВт на Выборгской ТЭЦ в Санкт-Петербурге. До отопительного сезона пустим в эксплуатацию турбоагрегат 50 МВт на Василеостровской ТЭЦ. Этот проект очень важен для всего Петербурга, но в первую очередь для Васильевского острова, где наша электростанция - единственный источник тепла и электрической энергии. Большую работу мы ведем по гидростанциям в Ленинградской области. В начале года заработала новая турбина на Волховской ГЭС, в мае завершили первый этап реконструкции на Вуоксинском каскаде: пустили новый гидроагрегат на Светогорской ГЭС, а в ноябре даст новую мощность и вторая станция каскада - Лесогорская ГЭС. Этот каскад находится на границе с Финляндией, обеспечивает не только нагрузку российской энергосистемы, но и передает свою энергию в Скандинавию. И еще один приоритетный проект запланирован нами на зиму-2009/10 в Санкт-Петербурге. Это пуск первого парогазового блока Первомайской ТЭЦ - по сути, новой станции. Вот то, что мы должны точно сделать.

- Получается, что четко по строительству и инвестициям вы видите только этот год?

- Я бы сказал так: на перечисленные проекты у нас точно есть деньги. Мы финансируем, кроме того, ряд программ, связанных с надежностью, но из вводов в генерации с уверенностью называю только эти энергообъекты. Остальные проекты мы финансируем понемногу. Стройки не останавливаем и активно ищем средства, чтобы завершить все намеченное.

- Можно ли сказать, что в связи с падением в Питере энергопотребления, если вы будете переносить какие-то объекты, в этом не будет ничего страшного?

- Энергопотребление в Санкт-Петербурге и Ленинградской области по сравнению с прошлым годом за первые шесть месяцев 2009 года снизилось на 2,6%. В Петербурге выделен район пиковых нагрузок, это район нашей электростанции N 1 в составе Центральной ТЭЦ и электроподстанции N 20, которая принадлежит ФСК. Отнесение района к "ненадежным" было связано с повреждением старого кабеля 220 кВ, который в этом году ФСК меняет. И вероятность того, что нас исключат из списка пиковых районов, очень высокая. Как видите, ситуация никак не связана с вводами ТГК-1 вообще. А в целом Петербург, прежде всего за счет проведенных работ по модернизации электросетевой инфраструктуры, находится сегодня в нормальной ситуации. Производим мы энергии намного больше, чем потребляем. Поэтому можем позволить себе работать еще и на экспорт.

- Тем не менее в ТГК-1 есть слабые места, где еще могут быть аварии?

- Это тепловые сети Санкт-Петербурга. И Первомайская ТЭЦ, которая остается одной из худших электростанций в стране, пока мы не введем новую ТЭЦ и не закроем устаревшее и отработавшее многократно свой ресурс оборудование.

- У вас очень хорошие показатели по полугодию. С чем это связано?

- Преобладающая часть полученной прибыли сформировалась в первом квартале, что вполне закономерно -- ежегодно на первый и четвертый квартал приходится основная выручка от продажи тепловой энергии. При этом зима 2009-го была несколько холоднее, чем в прошлом году. По нашей зоне теплоснабжения отпуск тепла вырос на 6%. Кроме того, в начале года государство, сократив темпы роста цены на газ, который является основным топливом наших ТЭЦ, сохранило уровень повышения тарифов на электроэнергию. Как следствие, результаты деятельности всех ОГК и ТГК за первый квартал нынешнего года многократно превысили прошлогодние показатели. Но во втором квартале влияние этого фактора существенно снизилось, поскольку произошел обратный процесс - тарифы на электроэнергию остались прежними, а стоимость газа возросла. К концу года соотношение динамики тарифов на газ и электроэнергию в соответствии с решениями правительства РФ уравняется.

- Куда будет направлена прибыль и ожидается ли рост запланированных показателей по году вообще?

- Только на инвестиции, которые во втором полугодии составят минимум 7,8 млрд. рублей. А что касается, планов по основным финансовым показателям, уверен, мы выйдем на запланированную прибыль в 367 млн. рублей, выполнив обещанную программу и по ремонту, и по капитальному строительству.

- Если принять инвестпрограмму ТГК-1 на этот год за 100%, то какая часть будет профинансирована за счет собственных средств и какая часть - заимствования?

- В этом году треть финансирования инвестпрограммы составят собственные средства. Остальное - заемный капитал.

- Вы рассматриваете варианты привлечения в проекты каких-то сторонних инвесторов?

- Да, и готовим предложения по ряду проектов.

- Вы, как компания "Газпрома", не испытываете дефицита газа для новых мощностей?

- Тут две стороны. По объемам газа - нет. Инвестпрограмма ТГК-1 не предусматривает значительного увеличения потребления газа. Но для новых парогазовых установок на Первомайской ТЭЦ, Южной и Правобережной ТЭЦ нам необходимо переустройство газовых сетей уже внутри Санкт-Петербурга. Здесь есть проблемы, которые сейчас обсуждаются, они решаемы, но опять-таки требуют инвестиций.

- ТГК-1 проводит сокращения персонала в связи с кризисом?

- Я сторонник оптимизации, а не сокращений. Мы ведем такую работу. Перестраиваем управление компанией, оптимизируем бизнес-процессы. Пока никаких сокращений по персоналу собственно энергообъектов не планируем. Но это не означает, что их вскоре не будет.

- А сокращение зарплат?

- Пока нет.

- Многие энергокомпании, когда начался кризис, решили свои средства перенаправить. Например, приостанавливают подготовку стройплощадки, а высвободившиеся деньги направляют на покупку оборудования, пока оно не подорожало вместе с ростом курса доллара. Вы тоже так делаете?

- У нас оборудование давно заказано, все авансы оплачены. Контракты на оборудование подписывал я лично, когда еще был гендиректором "Силовых машин". Теперь вот по этим контрактам являюсь заказчиком. У нас есть другое решение: мы реально стараемся снизить затраты по тем проектам, которые точно можем закончить. То есть чем быстрее завершим, тем дешевле обойдется. Поэтому в приоритетах то, что близко к конечной стадии реализации. На таких проектах, как я выше говорил, и концентрируемся.

- Я знаю, что некоторые компании пытаются передоговариваться по цене с поставщиками и подрядчиками.

- Мы тоже пытаемся.

- Насколько хотите сократить затраты?

- В каждом случае подход индивидуальный. Например, у нас хороший контракт с "Технопромэкспортом" по Южной ТЭЦ, и его лучше не менять. В нем предусмотрено все, включая импортное оборудование по твердой цене. Если пытаешься снизить цену подряда, начинает расти цена на оборудование. Есть другие контракты, по которым снижение затрат возможно. Ведем такую работу, но задача не из легких. Поэтому по ряду проектов просто корректируем условия финансирования. Хотя есть случаи, где мы с подрядчиками договариваемся, в том числе и о снижении цены. Не очень существенно, но договариваемся.

- Насколько упала капитализация ТГК-1 по сравнению с докризисным периодом?

- Акции ТГК-1 падали в прошедшем году одновременно вместе со всем фондовым рынком. Однако с начала года наши котировки продемонстрировали почти трехкратный рост, заметно увеличились обороты, и это несмотря на то, что ситуация на рынках продолжает оставаться нестабильной. Впрочем, я уверен, акции ТГК-1 являются хорошим инструментом для инвестиций, и капитализация компании будет расти.

- Ваш акционер Fortum влияет на работу компании?

- Fortum для нас серьезный акционер, очень активно влияющий на деятельность компании, на работу совета директоров. Кроме того, некоторые подразделения Fortum оказывают содействие по ряду проектов инвестиционной и ремонтной программ ТГК-1.

- Вы сказали, что они влияют на деятельность совета директоров. В чем это выражается, они блокируют решения?

- В том числе. У нас очень боевые советы директоров. Но компромисс всегда можно найти, если стороны готовы к конструктивному разговору. Именно так работает наш совет.

- Мне казалось, что у "Газпрома" очень авторитарный стиль управления...

- У ТГК-1 очень сильный, по сути, уникальный для нашего сектора состав акционеров, которых объединяют схожие цели. И мне действительно нравится, как работает совет директоров. Здесь все надо обосновать, доказать, и это требует от менеджмента высокого уровня подготовки вопросов и проработки предложений.

- В связи с кризисом вы ждете какой-то поддержки от государства и в какой форме?

- У нас есть сильный рулевой - "Газпром", и мы идем за ним, стараясь не предпринимать шагов по самостоятельному обращению к государству. Считаю, что это правильно. Не дело каждой компании ходить и отдельно чего-то просить для себя. У "Газпрома" обязательств море, и не только электроэнергетических. Наш стратегический акционер сам расставит приоритеты. Но вопрос о финансовой поддержке только одна сторона медали. Сегодня сложнейшая проблема - рынок мощности. Затянувшиеся решения значительно осложняют процессы привлечения средств в энергетику. Цена на электроэнергию по сравнению с прошлым годом упала, электропотребление снижается. Нет индикаторов, которые бы говорили инвестору: приходи, здесь выгодно вкладывать в новые проекты.

- Как один из авторов реформы РАО ЕЭС, вы можете сказать, нужно ли оптимизировать инвестпрограммы ОГК и ТГК?

- Я считаю, что ситуация в каждой компании индивидуальна. Во-первых, в регионах разные экономические условия. Во-вторых, электропотребление изменяется не везде одинаково. Плюс ко всему отличается уровень и сроки реализации инвестиционных программ. Например, в ТГК-1 много начатых строек. И при таком объеме запланированных вводов первая задача - отказаться от тех, которые еще не начаты. Нельзя приступать к новому строительству, погружая себя все в большие долги. Корректировка необходима. Уверен, Минэнерго и "Системный оператор" прислушаются к мнению акционеров, к мнению компаний, оценят потребности регионов, взвесят все за и против и примут объективные решения.

- РАО ЕЭС нам обещало, что, как только оно прекратит свое существование, по совокупности акции всех энергокомпаний будут стоить существенно дороже, чем акции самой РАО ЕЭС. При этом падать акции компаний начали еще до того, как начался кризис. Почему так произошло?

- В моем понимании, это падение случилось после завершения работы РАО ЕЭС. Сильное падение было с 1 июля по 10 августа 2008 года. Думаю, это просто случайное совпадение. Все остальные тренды очень схожи с другими компаниями.

- Ваши бывшие коллеги по РАО ЕЭС считают, что с государственной точки зрения инвестпрограммы нужно выполнить в полном объеме в любом случае, чтобы к моменту выхода из кризиса были новые мощности. Вы согласны с этим?

- Сама генсхема размещения объектов электроэнергетики имеет две ключевые задачи. Одна из них - обеспечить рост энергопотребления, а вторая - существенно повысить эффективность энергетики. У нас самая неэффективная энергетика в Европе. Безумный расход топлива, огромные потери в сетях. В генсхеме действительно говорилось, что если даже рост энергопотребления не будет высоким, то все равно запланированное должно быть построено. Но при условии вывода из работы неэффективного оборудования. Вот в этой части сейчас как раз программа и не продвигается, возможно, из-за отсутствия стимулов закрывать устаревшее оборудование. Однако в ближайшее время, я уверен, вопрос опять будет актуальным. И то, что энергопотребление скоро выйдет на прежний уровень, у меня сомнений не вызывает. Поэтому строить необходимо, но с поправкой на экономическую ситуацию. О каких серьезных проектах можно говорить, когда деньги возможно привлечь под 15-20%? Тем более в таких масштабах. Скорее всего, пока следует говорить о притормаживании решений. Вносить корректировки, но менять генсхему глобально, думаю, не получится. Мы, кстати, тоже брали за основу наработки советских времен.

- Выходит, что все нужно передвинуть на какое-то время?

- Не все. Для ТГК-1 главное сейчас - не начинать новое строительство.

- Почему рынок мощности никак не начнет работать?

- Не берусь сказать. Во времена РАО просто были те, кто возражал, и договориться не успели. О нынешних причинах не знаю. Хотя, в моем понимании, именно рынок мощности может возместить недостаток финансов. Мы отрасль, которую не задело техническое перевооружение в постсоветское время. И надо это исправлять.

- А вообще, удалась реформа РАО ЕЭС? Сейчас уже понятно, что не надо было делать, а что нужно было сделать заранее, чтобы сейчас не думать?

- Еще очень рано судить. Год, прошедший после реформирования, это совсем мало, чтобы делать какие-то выводы. Главное, что новая система энергоснабжения работает. И я бы отметил то, что в России появился реальный рынок электроэнергии. По-настоящему включились рыночные механизмы: упало электропотребление - цена упала. А в остальном оценку должен поставить потребитель.

Интервью взяла Екатерина Гришковец

Вайнзихер Борис Феликсович

Родился 8 апреля 1968 года в Хабаровске. В 1993 году окончил энергомашиностроительный факультет Санкт-Петербургского государственного политехнического института по специальности "турбиностроение", после чего пять лет работал на ТЭЦ-15 АО "Ленэнерго" сначала инженером, а затем начальником производственно-технического отдела.

В 1998 году перешел на работу в управление ОАО "Ленэнерго". В 2000 году стал директором по техническому развитию ОАО "Ленэнерго". С 2001 года - директор Киришской ГРЭС ОАО "Ленэнерго", затем генеральный директор ОАО "Киришская ГРЭС". В 2005-м назначен техническим директором ОАО "РАО "ЕЭС России"" и включен в состав правления энергохолдинга. С сентября 2006 по октябрь 2007 года совмещал эту должность с постом генерального директора -- председателя правления ОАО "Силовые машины". 1 июля 2008 года в связи с ликвидацией ОАО "РАО "ЕЭС России"" оставил пост технического директора РАО "ЕЭС России". С 1 декабря 2008 года по настоящее время является генеральным директором ОАО ТГК-1.

ОАО ТГК-1 - третья в стране территориально генерирующая компания по объему установленной мощности. ОАО ТГК-1 объединяет 55 электростанций в четырех

Основные акционеры ОАО ТГК-1: ООО "Газпром энергохолдинг" (28,7% акций), Fortum Power and Heat Oy (25,66%) и 45,64% принадлежит другим акционерам. Чистая прибыль по РСБУ за первое полугодие 2009 года составила 2,6 млрд руб., выручка - 19,4 млрд руб.