«Качая» энергию

24.12.2014
Екатерина Врежбицкая, газета "Новая Ладога"

Энергетика – отрасль, требующая самоотверженности от своих сотрудников. Вот горит, например, вечером в Музыкальном театре в Петрозаводске огромная люстра: все любуются, а тех, благодаря кому эта самая люстра горит, никто и не вспоминает. А ведь именно благодаря скромным людям, что день и ночь трудятся на больших и малых ГЭС Карелии, в наших домах, театрах, музеях, магазинах, на вокзалах, складах, в школах, вузах, детских садах ежедневно загораются сотни тысяч, миллионы электрических ламп!

На четырех малых ГЭС Питкярантского района, находящихся довольно далеко от хрустальных люстр Петрозаводска, работают замечательные люди, преданные своей профессии энергетика. Суури­-Йоки, Пиени­-Йоки, Харлу, Хемякоски – станции не новые: все они отошли СССР после Зимней войны. Пострадали в ходе Великой Отечественной, были восстановлены, но в мирное время ни серьезных аварий, ни иных ЧП на них никто и не припомнит, настолько ответственно к своей работе относятся их сотрудники. С некоторыми из них я и познакомилась.

Андрей Владимирович Солнышков работает на станции Харлу машинистом гидроагрегатов уже 21 год. Живет рядом с ГЭС, порой дежурит прямо на дому (главное ­ находиться в зоне слышимости сигнализации). Приехал сюда через год после армии, да и остался. Теперь уже не представляет, как мог бы жить по­-другому.

Станция Харлу небольшая: два генератора по полтора мегаватта, в настоящее время работает один, другой – на капремонте. В обязанности дежурного входят оперативные переключения, оперативное обслуживание в порядке текущей эксплуатации, мелкий ремонт. Более серьезным ремонтом занимается ремонтная бригада группы малых ГЭС, а капитальным – подрядчики, специалисты в своем деле.

Оборудование на станции не новое, установлено еще в 1936 году, но заикнись кто, мол, не проще ли заменить, Солнышков первым скажет, что нет и уже не будет проще и надежнее турбин образца Томпсона и генераторов фирмы Стромберг, на которых установлены специальные таблички с годом выпуска.

Рядом со зданием станции – другое, постарше: остатки станции, в которую воду подавали еще по лотку. Первая станция обеспечивала энергией только бумажный завод, который давно уже закрыт, существующая ныне «качает» энергию в общую сеть республики.

На ГЭС Хемякоски уже 22 года трудится Дмитрий Васильевич Синеколодезский, тоже машинист гидроагрегата. Пришел работать после армии и в родную Сортавалу уже не вернулся. Обзавелся семьей, правда, родные сейчас переехали в Питкяранту, откуда родом жена Дмитрия Васильевича: детям в глуши учиться негде. Тут до Сортавалы 40 км, до Питкяранты все 70, дорогу-то зимой, дай бог, пару раз расчищают…

«Работа и есть работа, – считает Синеколодезский. – Хоть на большой станции, хоть на малой – ответственность особая, никто на помощь не прибежит, надо самому все».

На ГЭС Суури-­Йоки, что стоит на реке Тулема, мы разговорились с Александром Владимировичем Буравкиным, который больше 20 лет работает старшим машинистом сразу двух станций одновременно – ГЭС Суури­-Йоки и ГЭС Пиени-­Йоки. Расстояние между станциями 4 км, Александр Владимирович преодолевает его зимой на мотосанях, в бесснежное время года – на квадроцикле, а бывает, и на своей машине.

Семья Буравкиных жила в Салми. Мать Александра Владимировича четверть века отработала на станции дежурной, а отец до сих пор трудится электриком на одной из подстанций. Вот и Александр Владимирович решил от добра добра не искать, тем более, что с работой в районе было неблагополучно – тоже пошел в энергетику, на Каскад Тулема.

Главным качеством для работы на малой ГЭС Александр Владимирович считает уравновешенность и физическую подготовку, потому что порой приходится и снег расчистить, и аппаратуру перенести, а делать это все надо спокойно, как и решения принимать.

«Это я в том смысле, – говорит Буравкин, – что вот эта работа ­ самая ответственная. Столько там блинкеров, и надо все смотреть. Даже поставить на сигнализацию – уже дело, тебе ж вручную надо все поставить, чтобы автоматика правильно работала. Работа – это большая ответственность. Даже вне смены всегда надо быть в готовности».

Еще с Буравкиным хорошо говорить на философские темы: о крепости человеческого духа, о том, что внешность не всегда отражает внутренний мир человека, о том, что жить надо так, чтобы твоим детям не пришлось расплачиваться за твои грехи. И такое слово, как нравственность, в этой глуши звучит куда понятнее, чем на фоне шума больших городов…

Сегодня малые ГЭС Карелии все вместе делают большой вклад в отечественную энергетику. Их поддерживают, обслуживают и представляют люди, которые привыкли к понятиям «профессиональные честь и достоинство», «честность», «добросовестность», «верность». А завтра?.. Что будет завтра, если молодые предпочитают сегодня выбирать «непыльные» профессии, держаться поближе к большим городам, к многолюдью и легкой жизни?

Пока еще есть люди, у которых можно учиться профессиональному достоинству и верности избранному делу, надо бы знать их в лицо. Вот поэтому я вам о них и рассказала.